SALVADOR DALI       ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО


     


Сюрреализм
(материал из Википедии — свободной энциклопедии)


Сюрреали?зм (фр. surr?alisme — сверхреализм) — направление в искусстве, сформировавшееся к началу 1920-х во Франции. Отличается использованием аллюзий и парадоксальных сочетаний форм.

Основателем и идеологом сюрреализма считается писатель и поэт Андре Бретон. Подзаголовком «сюрреалистическая драма» обозначил в 1917 году одну из своих пьес Гийом Аполлинер. Одними из величайших представителей сюрреализма в живописи стали Сальвадор Дали, Макс Эрнст и Рене Магритт. Наиболее яркими представителями сюрреализма в кинематографе считаются Луис Бунюэль, Жан Кокто, Ян Шванкмайер и Дэвид Линч. Сюрреализм в фотографии получил признание благодаря пионерским работам Филиппа Халсмана.













БЕЗУМНЫЕ ОРГИИ Сальвадора ДАЛИ.
Вика САРЫКИНА.

Ему приписывают интимную связь с родной сестрой и любимой
моделью Анной-Марией. Весьма нежные отношения с Федерико Гарсиа
Лоркой. И сексуальную связь-интрижку с богатейшим английским
покровителем. Но по-настоящему он был только с НЕЙ. С той, кого
его отец называл "русской шлюхой-наркоманкой". С той, про кого
его друзья говорили: "Она была его половиной, а он - ее рабом". С
той, которую он сам описал как "женщину, внедрившуюся в мозг и
лишившую меня личности". Между непродолжительным знакомством и
состоянием, которое Сальвадор Дали и Галарина стали называть
одним словом "мы", - всего месяц. Этот месяц они провели в
Испании. Не вылезая из постели, где занимались любовью в не
совсем привычном понимании. Биографы Дали скромно называют это
"самоэротикой". Медицина - мастурбацией. Впоследствии Галарина,
памятуя об этом "медовом месяце", будет привлекать в их интимную
жизнь посторонних людей. Пока не превратит ее в шоу, которое
назовет "Парижским кабаре": когда ею по очереди будут владеть
друзья Сальвадора, а он, занимаясь "самоэротикой", взирать со
стороны. И любить ее. И ненавидеть. Все больше и больше любить и
ненавидеть.
Дом с какашками. Пару месяцев назад мне страшно повезло - я
попала в театр- музей великого сумасшедшего каталонского городка
Фигурес. Розовый дом-дворец, "уляпанный" снаружи и изнутри
огромными каменными какашками. Дали сам спроектировал здание. И
сам его построил. Он здесь жил. Он здесь работал. Здесь он умер и
здесь похоронен.
Автомобиль Дали. Сюрреалистические скульптуры Дали. Наброски
Дали. Белоснежная кровать, прикупленная Дали в каком-то
французском борделе. Ночная ваза Дали. Диван Дали в виде
легендарных алых губ. Картины Дали.
Почти все холсты - Галарина. Набросок ее фигуры. Или ее
портрет. Или ее профиль. Галарина у зеркала. Галарина у моря.
Галарина, превращающаяся в мужскую голову. Галарина,
протягивающая свою розовую сморщенную пятку Дали. Галарина с
бантом. Галарина в шляпке. Галарина с платком. Галарина,
Галарина, Галарина...
"Сон кладет свою руку на плечо человеку" - Галарина изображена
в виде мечты, голова которой сделана из цветов. "Сон, вызванный
полетом пчелы вокруг граната за секунду до пробуждения" -
Галарина, лежащая на каменной плите: один тигр прыгает на Галу,
другого пожирает рыба. "Галатея сфер": голова Галы состоит из
вращающихся сфер. "Обнаженный Дали, размышляющий перед лицом
Галы". И так далее, и так далее.
По мнению историков, сюжеты большого числа картин Дали
основывались на его сложных проблемах сексуальности. В "Великом
мастурбаторе" голова вырастает из массивной глыбы. Шея переходит
в женскую голову, губы которой тянутся к мужским гениталиям. В
другой картине, "Первые дни весны", художник изобразил парочку:
мужчина сует свои горящие руки в ведро, из которого вырастает
очертание фаллоса.
В 49-м году Дали просит аудиенцию у Папы римского, на которой
умоляет благословить картину, изображающую Мадонну. Вряд ли Папа
римский знал, что позировавшая для Мадонны была одной из самых
распутных женщин века.
Секрет от секрета. Никто не знает, когда и при каких
обстоятельствах эта женщина появилась на свет. Сама она
тщательнейшим образом скрывала свою биографию, создавая о себе
легенды. Ее раб Дали всячески ей в этом потворствовал, называя
Галу "секретом от секрета".
Дата ее рождения не известна ни одному биографу Дали. Можно
только приблизительно сказать: она была старше своего раба на
10-16 лет. Ее отец? Это еще одна тайна, покрытая мраком. Елена
Делувина-Дьяконова, впоследствии ставшая Галариной (Галой),
родилась в России. В Казани, на Волге. Муж ее матери исчез в
неизвестном направлении (но вот когда - до или после рождения
Галы?). Мать не смогла доказать смерть мужа и стала жить во грехе
(гражданским браком то бишь) с весьма преуспевающим адвокатом.
Некоторые утверждают, что этот адвокат и был настоящим отцом
Галы.
Когда девице было около осьмнадцати лет, ее отправили в
Швейцарию - лечить туберкулез в клинику для безнадежных больных.
Там Гала вкусила прелесть любовных утех с таким же безнадежным
- Полем Элюаром, поэтом. Любовь сотворила чудо: через два года
они восстали из пепла. Прощание было долгим и мучительным, Гала
собиралась обратно, в Россию. На прощанье влюбленные поклялись
друг другу в верности, решив пожениться, как бы в дальнейшем ни
складывалась жизнь. Через несколько лет в Париже они исполнили
обещание.
Превращение. После рождения дочери Сесиль Гала заводит хобби,
активно подключая к нему своего мужа, - групповой секс. Элюар
ничего против не имел, наоборот, ему доставляло удовольствие
смотреть на Галу, которой владел другой мужчина, под конец Элюар
даже присоединялся к действу.
От чистого русского ангела не остается и следа. Ангел
превращается в ненасытную похотливую сучку Галу. Она заводит
роман с художником Максом Эрнстом. И все бы хорошо, любовь втроем
устраивает всех участников. Если бы не одно обстоятельство:
художник женат. Каково было обманутой жене, можно судить по ее
же высказываниям о Галарине: "Эта почти молчаливая алчная женщина
докатилась до того, что стала подбивать своего мужа завести со
мной роман, чтобы заиметь Макса, и, наконец, решила сохранить
обоих мужчин с любезного согласия Элюара".
Однако в один прекрасный момент ненасытная Гала поняла, что
все эти связи с художниками-поэтами не сулят ей никаких
материальных благ. Ей же нужен тот, кто смог бы обеспечить
беззаботную Галаринину жизнь на очень долгие годы. Даже если ей
придется сделать такого мужчину самой.
И она нашла. И сделала такого мужчину.
Через несколько месяцев она знакомится с Сальвадором Дали.
Первая встреча. Гала познакомилась с Дали в прекраснейшем
городишке Каталонии Кадакес: там, у лазурного моря, белоснежные
дома утопают в серо-синей дымке, спускающейся с гор.
Июль. Жара. Весьма неопределенное время для Испании - 1929
год. Но Элюар, год назад услышавший при мимолетном знакомстве с
Дали о непорочном очаровании Кадакеса, все-таки решается ехать в
Каталонию с женой и дочерью Сесиль.
Они познакомились у дома отца Дали. Он был в окружении друзей.
Рядом - младшая сестра Анна-Мария, любимая модель Сальвадора и,
по утверждению местных жителей, его любовница.
Именно она первая, перехватив взгляд брата, брошенный на Галу,
почувствовала приближение опасности. Она расскажет об этом через
сорок лет. Когда мир будет гадать: сделала ли Гала Дали тем, чем
он стал, или он стал тем, чем стал, вопреки Гале?
Ему было 25. Ей - 36 (37, 38, 39 -?). Он не понравился ей.
Она сказала Элюару, что Дали похож на танцора аргентинского
танго: слишком женственная внешность, напомаженные волосы,
ожерелье из жемчуга и эти тоненькие усики! Он будет выглядеть так
еще несколько их встреч, а потом напишет: "Разве не для нее я
вырядился самым дурацким, дичайшим образом? Разве не для нее я
умащивался козьим пометом и лавандовым маслом, разве не для нее
искровянил себе бритвой подмышки? Но вот она пришла, и я не в
состоянии предстать перед ней в таком виде... Я скинул дурацкий
наряд, снял украшения... Но ожерелье, якобы жемчужное, и красную
герань за ухом решил оставить... И понесся навстречу Гале, но
вместо того, чтобы приветствовать ее, расхохотался. Она
обратилась ко мне с каким-то вопросом, и ответом ей был
истерический хохот. Я не мог вымолвить ни слова".
Галу же нервировал этот постоянный хохот. Ее смущал этот
напряженный молодой человек и его озабоченность мастурбацией и
кастрацией. А он не мог тогда объяснить, что: "Говорить с нею я
не мог, зато всячески старался услужить ей: кидался за подушкой,
чтобы поудобнее усадить ее на тахте, бежал за стаканом воды... И
с несказанным восторгом сто раз на дню помогал переобуть
сандалии... В начале нашей любви с Галой я был явно нездоров
душевно... Припадки хохота... сопровождали судороги и прочие
симптомы истерии. И если на прогулке моя рука ненароком касалась
ее руки, меня пробирала дрожь, и дождь мелких зеленых яблок,
плодов моей любовной мечты, обрушивался на мою голову - так,
словно не руки наши соприкоснулись, а мощная великанья десница
сотрясла деревце моей страсти, осыпая незрелые плоды".
Их прогулки со случайными прикосновениями длились достаточно
долго - во всяком случае, "достаточно долго" для не
ограничивающей себя в случайных связях Галарины.
Иудин поцелуй. Однако доподлинно известно, как началась их
интимная связь.
Дали страдал комплексом высоты. В своих записях он отмечает,
что ему безумно хотелось прыгнуть с обрыва или столкнуть кого-
нибудь с высоты. Однажды он завел Галу на одну из самых высоких
скал и предложил поиграть: "Мы откалывали большие куски гранита,
подтаскивали их к самому краю, скидывали вниз и смотрели, как
бесконечно далеко внизу они низвергаются в море или разлетаются
вдребезги, ударяясь о камни". Эти прогулки по скалам приводили
Дали в трепетный восторг от следствия близкой опасности,
сладостного и губительного. Так он скажет потом.
Гала же все чаще и чаще говорила о том, что скоро в их жизни
произойдет что-то очень важное: "Скоро ты узнаешь, что мне от
тебя нужно!" И вот однажды осенью, в одну из таких прогулок, Дали
обнял ее и спросил: "Что мне делать с тобой?" Гала со слезами на
глазах ответила: "А если я скажу и ты не захочешь, ты никому не
скажешь?" И: "я поцеловал ее в губы - впервые в жизни я так
целовал. Я и не знал прежде, что это такое... Я понял, что
времени мне отпущено ровно на одну фразу, и вскричал, тиранствуя
и издеваясь: "Что мне с тобой сделать?" И Гала приказала: "Прикончи меня!"
...Я был ошеломлен, растерян, подавлен. Вместо приказа любить,
которого я ждал и страшился... услышал другое... Гала возвращала
мне мою страшную тайну.
Тот, иудин поцелуй, спас ей жизнь и воскресил во мне душу.
...Первый поцелуй, когда столкнулись наши зубы и переплелись
наши языки, был лишь началом того голода, который заставил нас
кусать и грызть друг друга до самой сути нашего бытия".
Такие же образы стали рождаться в последующих работах Дали:
отбивные котлеты на теле человека, жареные яйца, каннибализм.
Чистый фрейдизм: все эти образы напоминают о неистовом
сексуальном освобождении молодого человека.
Бегство. Гала казалась Дали утонченной самоуверенной женщиной,
вращавшейся долгое время в высших художественных кругах Парижа, в
то время как он, по его словам, был всего-навсего простым молодым
человеком из маленького провинциального городка на севере
Испании.
Хотя на самом деле имя Дали уже было известно Парижу. А
Гала... Она гипнотизировала его. Она порабощала его. Она
заставляла его сделать выбор: или он покидает дом отца, который
Дали боялся потерять больше всего на свете, или он потеряет ее.
Дали возненавидел ее. "Она явилась, чтобы разрушить и
уничтожить мою твердость, - напишет потом Дали. - Она мешала мне
работать, исподтишка внедрялась в мой мозг, она лишала меня моей
личности". Дали тянул с решением. Вплоть до самого отъезда Галы в
Париж. Но очень скоро Дали сдался. Гала бросает мужа, убедив Дали
ехать с ней в испанский город Ситгес близ Барселоны. За несколько
дней до его персональной парижской выставки.
Там, запершись в комнате, они отрезали себя от остального
мира. После этого побега он относился к своей выставке как к "их"
выставке. Порабощение было полным и безвозвратным.
А это бегство продолжалось всю их супружескую жизнь, даже
тогда, когда Дали стал скандально знаменитым. Гала же на
неистовую страстную любовь Дали постоянно твердила: "Мой мальчик,
мы никогда не расстанемся".
Но официально поженились они только через много-много лет.
Они питались объедками и общались с принцами. Несмотря на то,
что известность Дали росла с каждым днем, супружеская жизнь
влюбленных была омрачена отсутствием денег. Они жили в небольшой
квартире-студии в Париже. Гала бродила по рынкам, подбирая
подпорченные овощи, чтобы можно было прокормиться. Иногда
продавала его картины или сюрреалистические идеи (например,
искусственные ногти с вделанными в них зеркальцами).
Но, несмотря на отсутствие денег, их полюбило высшее общество.
Их боготворили, называли сенсацией и наперебой приглашали в
гости. "Она не показывала, что она самка, - вспоминает принц
Жан-Луи Фосиньи-Люсинж. - Да, она не показывала, что она самка, а
это было сущностью ее характера. Она была тверда, сделала Дали,
дисциплинировала и содержала его в порядке.
Они действительно совсем не имели денег, но это был лучший
период в его жизни, когда он нарисовал свои лучшие картины".
Женитьба на Гале пробудила в Дали новую неисчерпаемую энергию.
В его творчестве начался плодотворный период. В это время его
личный сюрреализм полностью превозобладал над нормами.
Теперь у Дали было несколько путей, по которым он мог
освобождать вдохновение из подсознания: фрейдистско-сексуальная
тема, параноидально-критический метод и теории современной
физики. Гала также почти всегда присутствовала на его картинах и
набросках для картин.
Его легендарный "Ангел" - интерпретация картины французского
художника девятнадцатого века Милле. (На знаменитой картине,
горячо любимой викторианцами за пропитывающие ее благородные
чувства, были изображены крестьянин и крестьянка, склонившиеся,
как во время молитвы, после работы.) В своей же работе Дали дал
совершенно другую интерпретацию сцене Милле: женщина похожа на
хищную птицу, которая собирается напасть на своего спутника и
съесть его.
Парижское кабаре по средам. Она действительно была хищницей.
Ревнивой и похотливой хищницей. В тридцатых годах Гала и Дали
познакомились с богатым английским коллекционером и меценатом
Эдвардом Джеймсом, он заключил весьма выгодный контракт с Дали.
Отношения между англичанином и испанцем начали принимать весьма
неожиданный для Галы оборот. Чувствуя, что Дали уходит из-под ее
власти, она закатывала безумные сцены мужу. Джеймс как-то оставил
в своем дневнике такую запись: "Гала больше чем догадывалась, как
близки Дали и я были... Однажды ночью в отеле она устроила сцену
ревности, переросшую в скандал. Тогда Дали вбежал в мою комнату
только в пижамной куртке и в слезах... он стоял у двери,
протестуя, говоря, что больше не может вынести придирок Галы по
поводу Лорки, а сейчас и меня". Но одно обстоятельство резко
охладило пыл Галарины: браслет в виде змеи из золота с изумрудами
работы XYII века. Этот браслет Дали нарисовал на знаменитом
полотне "Галарина".
Однако все чаще и чаще Гала стала появляться на публике без
Дали, в компании молодых и совсем молодых любовников. Она давала
им деньги и задаривала подарками. И, не стесняясь,
демонстрировала свои связи обществу и мужу. Дали не ревновал ее.
Однажды он признался своему другу: "Я позволяю Гале иметь
любовников, когда она хочет. Я поощряю ее и помогаю ей потому,
что это меня вдохновляет".
Вдохновение Дали доходило до того, что по средам он и Гала
устраивали в своей парижской квартире представления: она
занималась с одним или несколькими мужчинами любовью публично, а
Дали, не очень любивший физический контакт, получал
удовлетворение, наблюдая за действом. Говорят, однажды Гала
предавалась на глазах Дали любовным утехам с бывшим мужем
Элюаром.
Они были - "мы". В конце 60-х Дали купил Галарине замок
недалеко от Фигуреса, украсив его своими картинами и дорогими
роскошными вещами. Ему же позволялось навещать жену только с
письменного разрешения.
Многие считали, что это разрыв. Окончательный разрыв между
двумя легендами. Но это не так. Гала была движущей силой Дали,
серым кардиналом. Их жизнь и партнерство были неразделимы. Они по
-прежнему были "мы".
Гала и Дали всегда управляли своими делами и его постоянно
растущим богатством с расторопной деловитостью. Именно Гала
настояла на том, чтобы брать деньги за его выступления перед
публикой, и внимательно следила за частными сделками по покупке
его картин.
Она была необходима ему физически и морально.
Поэтому, когда она долго умирала (на их кровати, в комнате,
которую она когда-то делила с Дали), еще при жизни разлагаясь от
того количества пластических операций, которые она перенесла, он
был рядом.
А после ее смерти он почти прекратил появляться на публике.
Божественная старуха. Была ли красива женщина, завоевавшая умы
не самых последних мужчин Европы и поработившая самого великого
сумасшедшего? Нет.
Она была далеко не красива. То есть совершенно некрасива.
Но у Дали было свое мнение на этот счет. Он обожествлял ее:
"Я подошел к окну. ОНА стояла на берегу. Вы спросите: "Кто?" А
я скажу: "Не перебивайте!" ОНА стояла на берегу - и это было
достаточно. Гала, жена Элюара. Это ОНА! Я узнал ее по обнаженной
спине. Это ее кожа нежная и гладкая, как у ребенка. Эти
выступающие ключицы; сильные, как у молодого атлета, спинные
мышцы - и женственно-плавная изящная линия бедра. Контраст между
ними подчеркивала тонкая, может быть, слишком тонкая талия -
мастерский, завершающий штрих!" Он обожествлял ее до конца жизни.
Даже на своей последней совместной фотографии он, разбитый
болезнью Паркинсона, тянется к ней - смеющейся, но уже
разлагающейся старухе с нелепой прической.
<$>
//* Источник информации : Московский комсомолец,21.02.99
-------------

Rambler's Top100

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS