free ads

        SALVADOR DALI       ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО


     


Сюрреализм
(материал из Википедии — свободной энциклопедии)


Сюрреали?зм (фр. surr?alisme — сверхреализм) — направление в искусстве, сформировавшееся к началу 1920-х во Франции. Отличается использованием аллюзий и парадоксальных сочетаний форм.

Основателем и идеологом сюрреализма считается писатель и поэт Андре Бретон. Подзаголовком «сюрреалистическая драма» обозначил в 1917 году одну из своих пьес Гийом Аполлинер. Одними из величайших представителей сюрреализма в живописи стали Сальвадор Дали, Макс Эрнст и Рене Магритт. Наиболее яркими представителями сюрреализма в кинематографе считаются Луис Бунюэль, Жан Кокто, Ян Шванкмайер и Дэвид Линч. Сюрреализм в фотографии получил признание благодаря пионерским работам Филиппа Халсмана.










Биография Сальвадора Дали

О Сальвадоре Дали известно многое, но еще больше остается неизвестным. Будучи самовлюбленным эгоцентристом, настоящим нарциссом, художник много говорил о самом себе, издал дневники, биографии, написал множество стихов, статей и прочих литературных произведений, но все это лишь сгустило туман вокруг его жизни. Отличить правду от нарочитой лжи во имя рекламы порой просто невозможно. Собственными руками Сальвадор Дали сотворил миф о себе. А, как известно, легенды - всего лишь легенды, в которых истина растворена в вымысле.

Итак, биография Сальвадора Дали:

11 мая 1904 года в семье дона Сальвадора Дали-и-Куси и доньи Фелипы Доменеч в небольшом испанском городке Фигерасе (Figueras) на северо-востоке Испании, неподалёку от Барселоны родился мальчик, которому было суждено стать в будущем одним из величайших гениев эпохи сюрреализма. Звали его Сальвадор Дали. В своей биографии Дали пишет: 

"...Означенный ребенок родился по улице Монтуриол, 20, в 8 часов 45 минут 11 мая сего года. Наречен отныне Сальвадором Фелипе Хасинто. Является законным сыном заявителя и его супруги доньи Фелипы Дом Доменеч, 30 лет, уроженки Барселоны, также проживающей по улице Монтуриол, 20. Предки по отцовской линии: дон Гало Дали Винас, рожденный и погребенный в Кадакесе, и донья Тереса Куси Маркое, уроженка Росаса. Предки его по материнской линии: дон Ансельмо Доменеч Серра и донья Мария Феррес Садурни, уроженцы Барселоны. Свидетели: дон Хосе Меркадер, уроженец Ла Бисбала провинции Жерона, кожевенник, проживающий по улице Калсада де Лос Монхас, 20, и дон Эмилио Баиг, уроженец Фигераса, музыкант, проживающий по улице Перелада, 5, оба совершеннолетние".

(здесь и далее:  "Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим", Сальвадор Дали, биография)

Сальвадор по-испански означает "Спаситель" - так его назвал отец после того, как первый сын умер. Второй был призван продолжить древний род.

"...Мой брат умер от менингита семи лет, года за три до моего рождения. Отчаявшиеся отец и мать не нашли иного утешения, кроме моего появления на свет. Мы были похожи с братом как две капли воды: та же печать гениальности, то же выражение беспричинной тревоги. Мы различались некоторыми психологическими чертами. Да еще взгляд у него был другой - как бы окутанный меланхолией, "неодолимой" задумчивостью."

Третьим ребенком в семье Дали была девочка, родившаяся в 1908 году. Ана Мария Дали (Ana Maria Dali) стала для Сальвадора Дали одним из лучших друзей детства, а впоследствии она позировала для многих его работ. (см. портреты Аны Марии) Ана Мария заменяла мать совершенно беспомощному и непрактичному в жизни Дали, и была его единственной женской моделью до того момента, когда он встретил Галу Элюар. Гала взяла роль единственной модели Дали на себя, чем вызвала непрекращающуюся враждебность Анны Марии

Талант к живописи проявился у Дали достаточно в юном возрасте. В четыре года он с удивительным для столь маленького ребенка старанием пытался рисовать. В шестилетнем возрасте Дали привлек образ Наполеона и как бы отождествляя себя с ним, он почувствовал потребность в некой власти. Одев на себя маскарадный костюм короля он получал огромное удовольствие от своего вида.

"...В доме я царил и повелевал. Для меня не было ничего невозможного. Отец и мать разве что не молились на меня. На день Инфанты я получил среди бесчисленных подарков великолепный костюм короля с накидкой, подбитой настоящим горностаем, и корону из золота и драгоценных камней. И долго потом хранилось у меня это блистательное (хотя и маскарадное) подтверждение моей избранности."

Первую свою картину Сальвадор Дали нарисовал, когда ему было 10 лет. Это был небольшой импрессионистский пейзаж, написанный на деревянной доске масляными красками. Талант гения рвался наружу. Дали целыми днями просиживал в маленькой, специально выделенной ему комнате рисуя картины.

"...Я знал, чего хочу: чтобы мне отдали прачечную под крышей нашего дома. И мне отдали ее, позволив обставить мастерскую по своему вкусу. Из двух прачечных одна, заброшенная, служила кладовой. Прислуга очистила ее от всякого барахла, что в ней громоздилось, и я завладел ею уже на следующий день. Она была такой тесной, что цементная лохань занимала ее почти целиком. Такие пропорции, как я уже говорил, оживляли во мне внутриутробные радости. Внутри цементной лохани я поставил стул, на него, вместо рабочего стола, горизонтально положил доску. Когда было очень жарко, я раздевался и открывал кран, наполняя лохань до пояса. Вода шла из резервуара по соседству, и всегда была теплой от солнца."

Темой большинства ранних работ были пейзажи в окрестностях Фигераса и Кадакеса. Другим раздольем для фантазии Дали были руины римского города вблизи Ампуриуса. Любовь к своим родным местам прослеживается во многих работах Дали. Уже в 14 лет нельзя было усомниться в способности Дали к рисованию.
В 14 лет состоялась его первая персональная выставка в муниципальном театре Фигераса. Юный Дали упорно ищет свой собственный почерк, а пока осваивает все нравившиеся ему стили: импрессионизм, кубизм, пуантилизм. "Он рисовал страстно и жадно, как одержимый" - скажет о себе Сальвадор Дали в третьем лице.
В шестнадцать лет Дали стал излагать свои мысли на бумаге. С этого времени живопись, и литература оказались в равной мере частями его творческой жизни. В 1919 году в самодельном издании "Студиум" он публикует очерки о Веласкесе, Гойе, Эль Греко, Микеланджело и Леонардо.
В 1921 году в возрасте 17 лет становится студентом Академии изобразительных, искусств в Мадриде.

 

"...Вскоре я начал посещать занятия Академии изящных искусств. И это занимало все мое время. Я не болтался по улицам, никогда не ходил в кино, не посещал своих товарищей по Резиденции. Я возвращался и закрывался у себя в комнате, чтобы продолжать работать в одиночестве. В воскресные утра я ходил в музей Прадо и брал каталоги картин разных школ. Путь от Резиденции до Академии и обратно стоил одну песету. Многие месяцы эта песета была моей единственной ежедневной тратой. Отец, уведомленный директором и поэтом Маркина (под опекой которого оставил меня) о том, что я веду жизнь отшельника, тревожился. Несколько раз он писал мне, советуя путешествовать по окрестностям, ходить в театр, делать перерывы в работе. Но все было напрасно. Из Академии в комнату, из комнаты в Академию, одна песета в день и ни сантимом больше. Моя внутренняя жизнь довольствовалась этим. А всякие развлечения мне претили."

 

  Примерно в 1923 году Дали начал свои эксперименты с кубизмом, часто даже запираясь в своей комнате, чтобы рисовать. В то время большинство его коллег пробовали свои художественные способности и силы в импрессионизме, которым Дали увлекался за несколько лет до этого. Когда товарищи Дали увидели его за работой над кубистическими картинами, то его авторитет сразу поднялся, и он стал не просто участником, а одним из лидеров влиятельной группы молодых испанских интеллектуалов, среди которых были будущий кинорежисер Луис Бюнюэль и поэт Федерико Гарсия Лорка. Знакомство с ними оказало большое влияние на жизнь Дали.


В 1921 году умирает мать Дали.
В 1926 году 22-летнего Сальвадора Дали изгоняют из стен Академии. Не согласившись с решением учителей относительно одного из преподавателей живописи, он встал и вышел из зала, после этого в зале началась потасовка. Конечно, Дали посчитали зачинщиком, хотя о случившемся он не имел ни малейшего понятия, на короткое время он даже попадает в тюрьму.
Но вскоре он вернулся в академию.

"...Моя ссылка закончилась и я вернулся в Мадрид, где меня с нетерпением ждала группа. Без меня, утверждали они, все "не слава Богу". Их воображение изголодалось по моим идеям. Мне устраивали овации, заказывали особые галстуки, откладывали места в театре, укладывали мои чемоданы, следили за моим здоровьем, подчинялись любому моему капризу и как кавалерийский эскадрон напускались на Мадрид, чтобы любой ценой победить трудности, препятствующие осуществлению самых невообразимых моих фантазий.

Несмотря на выдающиеся способности, проявленные Дали в академических занятиях, его эксцентрические одежда и манеры поведения, в конце концов, привели к его исключению за свой отказ сдавать устный экзамен. Когда он узнал, что его последним вопросом будет вопрос о Рафаэле, Дали неожиданно заявил: "...я не знаю меньше трех профессоров, вместе взятых, и отказываюсь им отвечать, потому что лучше осведомлен в данном вопросе."
Но к тому времени уже состоялась его первая персональная выставка в Барселоне, короткая поездка в Париж, знакомство с Пикассо.

"...Впервые я пробыл в Париже всего неделю с тетушкой и сестрой. Состоялось три важных визита: в Версаль, в музей Гревен и к Пикассо. Меня представил Пикассо художник-кубист Мануэль Анхело Ортис из Гранады, с которым меня познакомил Лорка. Я приехал к Пикассо на улицу Ла Боети такой взволнованный и почтительный, как будто был на приеме у самого папы."

Имя и работы Дали привлекли к себе пристальное внимание в художественных кругах. В картинах Дали того времени можно заметить влияние кубизма ("Молодые женщины", 1923).
В 1928 Дали стал известен во всем мире. Его картина "Корзинка с хлебом" среди прочих была выставлена на Международной Выставке Карнеги (Carnegie International Exposition) в Питтсбурге, Пенсильвания. Эта работа являет собой образец совершенно другого художественного стиля. Картина написана в настолько прекрасном и реальном стиле, можно даже сказать, что она почти фотореалистична.

Как и многие художники, Дали начинал работать в тех художественных стилях, которые были популярны на тот момент. В его работах раннего периода (1914 - 1927) можно увидеть влияние Рембрандта, Вермера, Караваджо и Сезанна. К концу этого периода своего творчества в работах Дали начинают проступать сюрреалистические качества, отображающие не столько реальный мир, сколько его внутренний личный мир.

Личная жизнь Сальвадора Дали до 1929 года не имела ярких моментов (если только не считать его многочисленные увлечения нереальными девочками, девушками и женщинами).
Дали, очень рано усвоивший профессиональные навыки, овладевший рисунком и секретами академической живописи, а также прошедший школу кубизма, для того чтобы оказаться на уровне своего времени, должен был двигаться дальше, т.к. героическая пора кубизма была позади, а, совершенствуясь в классическом мастерстве, он мог рассчитывать только на роль заурядного провинциального художника. При этом необходимо отметить, что уже его юношеские работы: морские пейзажи, пейзажи Кадакеса, портреты крестьянок, натюрморты и другие работы 1918-1921 - свидетельствуют о том, что Дали, развивая это направление, мог бы войти в испанскую живопись как интересный художник... И все же сказать "в историю живописи" было бы преувеличением. Точно так же он потерялся бы в истории, если бы по примеру своего кумира Веласкеса стал портретистом, т.к. его портреты далеко не самое удачное в его творчестве. Их скрупулезная "академическая" выписанность не заменяет глубокой психологической характеристики, свойственной большому классическому искусству.

Безусловная гениальность Дали была в том, что он выбрал оптимальный путь для реализации своего скромного живописного дара и удовлетворения более чем нескромного честолюбия.
Тому на редкость удачно соответствовали сюрреалистическая теория, с которой Дали, очевидно, познакомился раньше, чем появились его первые сюрреалистические "параноидальные" картины ("Мед слаще крови", 1926). Этим работам предшествуют вариации на тему "Венера и матрос", 1925, "Летящая женщина", 1926, и "Портрет девушки в пейзаже (Кадакес)", того же времени - отмеченные влиянием Пикассо, а также Фигура у окна, 1925, "Женщина перед скалами Пенья-Сегат", 1926 - имитирующие манеру "метафизической" живописи Де Кирико. В этих работах есть все, что делает живопись состоявшейся; все, кроме самостоятельности. Их вторичность очевидна.
В 1926 происходит крутой перелом. Трудно поверить, что расчлененный женский труп и разлагающаяся туша осла ( "Мед слаще крови" ) - картина ужаса и отчаяния написана в том же году, что и очаровывающие своей простотой, гармонией и целомудрием "Портрет девушки в пейзаже (Кадакес)" и "Женщина перед скалами Пенья-Сегат".

Наступил 1929 год - год, роковой для Дали, когда произошли два важных события в его жизни. Оба радикально повлияли на дальнейшую судьбу Сальвадора Дали, которому было суждено стать одним из величайших художников всех времен. Он всегда опасался своей "великости", а сейчас он стоял на пороге новой эры. Эры, в которой он был возвышен до статуса Мастера.
Первым событием и самым главным стала его встреча с Галой Элюар в Кадакесе, которая стала его музой, помощницей, любовницей, а затем и женой. В то время она была замужем, но, несмотря на это, с тех пор как они встретились - они больше не расставались. В начале их знакомства Гала спасла Дали от серьезного психического кризиса, и без её поддержкии веры в его гений из него вряд ли получился бы тот художник. Дали создал пышный культ Галы, которая появляется во многих его работах, в конце концов в почти что божественном обличье.

"...Я подошел к окну, которое выходило на пляж. Она была уже там. Кто Она? Не перебивайте меня. Хватит с вас того, что я говорю: Она была уже там. Гала, жена Элюара. Это была она! Галючка Редивива! Я узнал ее по обнаженной спине. Тело у нее было нежное, как у ребенка. Линия плеч - почти совершенной округлости, а мышцы талии, внешне хрупкой, были атлетически напряжены, как у подростка. Зато изгиб поясницы был поистине женственным. Грациозное сочетание стройного, энергичного торса, осиной талии и нежных бедер делало ее еще более желанной."  (подробнее о  Гала Дали)

Другим важным событием стало решение Дали официально вступить в движение парижских сюрреалистов. При поддержке друга, художника Хуана Миро он влился в их ряды в 1929 году. Андре Бретон относился к этому выряженному щеголю - испанцу, который писал картины - ребусы, с изрядной долей недоверия.
В 1929 прошла его первая персональная выставка в Париже в галерее Гемана (Goeman's Gallery), после которой он начал свой путь к вершине славы. В том же году, в январе он встретился со своим другом по Академии Сан-Фернандо Луисом Бюнюэлем, который предложил работать вместе над сценарием к фильму, известному как "Андалузский Пес" (Un Chien andalou [An Andalusian Dog]). ("Андалузскими щенками" мадридская молодежь называла выходцев с юга Испании. Это прозвище означало «слюнтяй», «размазня», «недотепа», «маменькин сынок»).
Теперь этот фильм является классикой сюрреализма. Это был короткий фильм, созданный для того, чтобы шокировать и задеть за живое буржуазию и высмеять крайности авангарда. Среди самых шокирующих кадров есть и по сей день знаменитая сцена, которую, как известно, придумал Дали, где глаз человека разрезается пополам при помощи лезвия. Разлагающиеся ослы, которые мелькали в других сценах, тоже являлись частью вклада Дали в работу по созданию фильма.
После первой публичной демонстрации фильма в октябре 1929 года в Театр дез Урсулин в Париже, Бюнюэль и Дали сразу же стали известными и прославленными.

Два года спустя после "Андалузского пса" вышел "Золотой век". Критики приняли новый фильм с восторгом. Но потом он стал яблоком раздора между Бюнюэлем и Дали: каждый утверждал, что он сделал для фильма больше, чем другой. Однако несмотря на споры, их сотрудничество оставило глубокий след в жизни обоих художников и направило Дали на путь сюрреализма.
Несмотря на относительно короткую "официальную" связь с сюрреалистическим движением и группой Бретона, Дали изначально и навсегда остается художником, олицетворяющим сюрреализм.
Но даже среди сюрреалистов Сальвадор Дали оказался настоящим возмутителем сюрреалистического не спокойствия, он ратовал за сюрреализм без берегов, заявляя: "Сюрреализм - это я!" и, неудовлетворенный принципом психического автоматизма, предложенным Бретоном и основанным на самопроизвольном, не контролируемом разумом творческом акте, испанский мастер определяет изобретённый им метод как "параноидально-критическую деятельность".
Разрыву Дали с сюрреалистами способствовали и его бредовые политические высказывания. Его восхищение Адольфом Гитлером и монархические наклонности шли в разрез с идеями Бретона. Окончательный разрыв Дали с группой Бретона происходит в 1939 году.

 

Отец, недовольный связью сына с Галой Элюар, запретил Дали появляться в своем доме, и положил тем самым начало конфликту между ними. Согласно его последующим рассказам, художник, мучимый угрызениями совести, обстриг все волосы и похоронил их в своем любимом Кадакесе.

"...Через несколько дней я получил письмо от отца, который сообщил мне, что меня окончательно изгнали из семьи...Первая моя реакция на письмо - отрезать себе волосы. Но я сделал по-другому: выбрил голову, затем зарыл в землю свою шевелюру, принеся ее в жертву вместе с пустыми раковинами морских ежей, съеденных за ужином."

Практически без денег Дали и Гала переехали в небольшой дом в рыбацкой деревне в Порт Лигат, где они нашли себе пристанище. Там, в уединении, они провели много часов вместе, и Дали много работал, чтобы заработать деньги, потому что хоть он и был уже признан к тому времени, по-прежнему с трудом сводил концы с концами. В то время Дали начал все более вовлекаться в сюрреализм, его работы теперь значительно отличались даже от тех абстрактных картин, которые он написал в начале двадцатых годов. Главной темой для многих его работ стало теперь противостояние с отцом.
Образ пустынного берега прочно засел в сознании Дали в то время. Художник писал пустынный пляж и скалы в Кадакесе без какой-либо определенной тематической направленности. Как он утверждал позже, пустота для него заполнилась, когда он увидел кусок сыра камембер. Сыр становился мягким и стал таять на тарелке. Это зрелище вызвало в подсознании художника определенный образ, и он начал заполнять пейзаж тающими часами, создавая таким образом один из самых сильных образов нашего времени. Дали назвал картину "Постоянство памяти".

"...Решив написать часы, я написал их мягкими. Это было однажды вечером, я устал, у меня была мигрень - чрезвычайно редкое у меня недомогание. Мы должны были пойти с друзьями в кино, но в последний момент я решил остаться дома. Гала пойдет с ними, а я лягу пораньше. Мы поели очень вкусного сыру, потом я остался один, сидел, облокотившись на стол, и размышляя над тем, как "супермягок" плавленый сыр. Я встал и пошел в мастерскую, чтобы, как обычно, бросить взгляд на свою работу. Картина, которую я собирался писать, представляла пейзаж окрестностей Порт-Льигата, скалы, будто бы озаренные неярким вечерним светом. На первом плане я набросал обрубленный ствол безлистной маслины. Этот пейзаж - основа для полотна с какой-то идеей, но какой? Мне нужно было дивное изображение, но я его не находил. Я отправился выключить свет, а когда вышел, буквально "увидел" решение: две пары мягких часов, одни жалобно свисают с ветки маслины. Несмотря на мигрень, я приготовил палитру и взялся за работу. Через два часа, когда Гала вернулась из кино, картина, которая должна была стать одной из самых знаменитых, была закончена. "

"Постоянство памяти" была завершена в 1931 году и стала символом современной концепции относительности времени. Спустя год после экспозиции в парижской галерее Пьера Коле самая известная картина Дали была куплена нью-йоркским Музеем современного искусства.
Не имея возможности посещать отчий дом в Кадакесе из-за запрета отца, Дали на деньги, полученные от мецената Виконта Шарля де Ноэйля за продажу картин, построил новый дом на берегу моря, неподалеку от Порт-Льигата.

Теперь Дали был убежден, как никогда, в том, что его целью было научиться писать, как великие мастера Возрождения, и что при помощи их техники он сможет выразить те идеи, которые побуждали его рисовать. Благодаря встречам с Бюнюэлем и многочисленным спорам с Лоркой, который провел много времени у него в Кадакесе, перед Дали открылись новые широкие пути мышления.
К 1934 году Гала уже развелась со своим мужем, и Дали мог жениться на ней. Удивительная особенность этой семейной пары была в том, что они чувствовали и понимали друг друга. Гала, в прямом смысле, жила жизнью Дали, а он в свою очередь обожествлял ее, восхищался ей.
Начавшаяся гражданская война помешала возвращению Дали в Испанию в 1936 году. Страх Дали за судьбу своей страны и ее народа отразился в его картинах, написанных во время войны. Среди них - трагическая и ужасающая "Предчувствие гражданской войны" в 1936 году. Дали любил подчеркнуть, что эта картина была проверкой гениальности его интуиции, поскольку была закончена за 6 месяцев до начала гражданской войны в Испании в июле 1936 года.

Между 1936 и 1937 годами Сальвадор Дали пишет одну из самых известных картин "Метаморфоза Нарцисса". Одновременно выходит его литературная работа под названием "Метаморфозы Нарцисса. Параноидная тема." Кстати ранее (1935 г.) в работе "Покорение иррационального" Дали сформулировал теорию параноидально-критического метода. В этом методе использовал различные формы иррациональных ассоциаций, особенно образы, которые меняются в зависимости от зрительного восприятия, - так что, например, группа сражающихся солдат может внезапно обернуться женским лицом. Отличительной особенностью Дали было то, что, как бы причудливы ни были его образы, они всегда были написаны в безупречной "академической" манере, с той фотографической точностью, которую большинство художников авангарда считало старомодной.

 

Хотя Дали часто выражал мысль о том, что события мировой жизни, такие как войны, мало касались мира искусства, его сильно волновали события в Испании. В 1938 году, когда война достигла кульминационного момента, была написана "Испания".  Во время гражданской войны в Испании Дали и Гала посетили Италию, чтобы посмотреть работы художников эпохи Возрождения, которыми Дали больше всего восхищался. Они также побывали на Сицилии. Это путешествие вдохновило художника написать "Африканские впечатления" в 1938 году.

 

В 1940 Дали и Гала всего за несколько недель до фашистского вторжения улетели из Франции трансатлантическим рейсом, заказанным и оплаченным Пикассо. В Штатах они пробыли восемь лет. Именно там Сальвадор Дали пишет, наверно одну из самых лучших своих книг - биографию - "Тайная жизнь Сальвадора Дали, написанная им самим". Когда в 1942 году эта книга была издана, она немедленно навлекла на себя серьезную критику со стороны прессы и сторонников пуританского общества.
За годы, проведенные Галой и Дали в Америке, Дали нажил состояние. При этом, как утверждают некоторые критики, он поплатился своей репутацией художника. В среде художественной интеллигенции его экстравагантности рассматривались как кривляния с целью привлечения внимания к себе и своему творчеству. А традиционная манера письма Дали считалась не подходящей для двадцатого века (в то время художники были заняты поиском нового языка для выражения новых идей, рожденных в современном обществе).

 

Во время своего пребывания в Америке Дали работает как ювелир, дизайнер, фоторепортер, иллюстратор, портретист, декоратор, оформитель витрин, делает декорации к фильму Хичкока Дом доктора Эдвардса, распространяет газету "Дали Ньюс" (в которой, в частности, печатается Иероглифическое толкование и психоаналитический анализ усов Сальвадора Дали). В то же время он пишет роман "Скрытые лица". Его работоспособность поразительна.
Его тексты, фильмы, инсталляции, фоторепортажи и балетные постановки отличают ирония и парадоксальность, сплавленные в единое целое той же своеобразной манерой, которая свойственна его живописи. Несмотря на чудовищную эклектику, соединение несоединимого, смешение (очевидно нарочитое) мягкой и жесткой стилистик - его композиции построены по правилам академического искусства. Какофония сюжетов (деформированные предметы, искаженные образы, фрагменты человеческого тела и т.д.) "усмиряется", гармонизируется ювелирной техникой, воспроизводящей фактуру музейной живописи.

Новое видение мира родилось у Дали после взрыва над Хиросимой 6 августа 1945 года. Испытав глубокое впечатление от открытий, приведших к созданию атомной бомбы, художник написал целую серию картин, посвященных атому (например "Расщепление атома", 1947).
Но ностальгия по родине берёт своё и в 1948 году они возвращается в Испанию. Находясь в Порт-Льигате Дали обращается в своих творениях к религиозно-фантастической тематике.
Накануне холодной войны, Дали разрабатывает теорию "атомарного искусства" опубликованную в этом же году в "Мистическом манифесте". Дали ставит перед собой цель, донести до зрителя идею о постоянстве духовного бытия даже после исчезновения материи ("Взрывающаяся голова Рафаэля", 1951). Фрагментированные формы в этой картине, также как и в других, написанных в этот период, коренятся в интересе Дали к ядерной физике. Голова похожа на одну из Мадонн Рафаэля - образов классически ясных и спокойных; одновременно она включает в себя купол римского Пантеона с падающим внутрь потоком света. Оба образа хорошо различимы, несмотря на взрыв, разбивающий всю структуру на небольшие фрагменты в форме носорожьего рога.
Эти исследования достигли высшей точки в "Галатее сфер", 1952, где голова Галы состоит из вращающихся сфер.

Рог носорога стал для Дали новым символом, наиболее полно воплощен им в картине "Носорогообразная Фигура Илисса Фидия", 1954. Картина относится ко времени, которое Дали назвал как "почти божественный строгий период носорожьего рога", утверждая, что изгиб этого рога - единственная в природе абсолютно точная логарифмическая спираль, а потому единственная совершенная форма.
В том же году он также написал картину "Юная девственница, самосодомируемая своим собственным целомудрием". На картине изображалась обнаженная женщина, которой угрожают несколько рогов носорогов.
Дали был увлечен новыми идеями теории относительности. Это подтолкнуло его к возврату к "Постоянству памяти" 1931 года. Теперь в "Дезинтеграции постоянства памяти",1952-54, Дали изобразил свои мягкие часы под уровнем моря, где камни, похожие на кирпичи, тянутся в перспективу. Сама память разлагалась, так как время уже не существовало в том значении, какое придавал ей Дали. 

Его муждународная известность продолжала расти, основываясь как на его яркости и его чутье общественного вкуса, так и на его невероятной плодотворности в живописи, графических работах и книжных иллюстрациях, а также как дизайнера в ювелирных работах, одежде, костюмах для сцены, интерьеров магазинов. Он продолжал удивлять публику своими экстравагантными появлениями. Например, в Риме он предстал в "Метафизическом кубе" (простой белый ящик, покрытый научными значками). Большая часть зрителей, приходивших посмотреть на спектакли Дали, была попросту привлечена эксцентричной знаменитостью.
В 1959 году Дали и Гала по-настоящему обустроили свой дом в Порт-Льигате. К тому времени уже никто не мог усомниться в гениальности великого художника. Его картины покупались за огромные деньги поклонниками и любителями роскоши. Громадные холсты написанные Дали в 60-е годы оценивались огромными суммами. У многих миллионеров считалось шиком иметь в коллекции картины Сальвадора Дали.

В 1965 году Дали знакомится с ученицей художественного колледжа, подрабатывающей моделью, девятнадцатилетней Амандой Лир, будущей поп-звездой. Через пару недель после их встречи в Париже, когда Аманда возвращалась домой в Лондон, Дали торжественно объявил: "Теперь мы всегда будем вместе". И в течение последующих восьми лет они действительно почти не расставались. К тому же их союз благословила сама Гала. Муза Дали спокойно отдала мужа в заботливые руки молодой девушки, хорошо зная, что от нее Дали не уйдет никогда и ни к кому. Интимной связи в традиционном смысле слова между ним и Амандой не было. Дали мог только смотреть на нее и наслаждаться. В Кадакесе Аманда провела несколько сезонов подряд каждое лето. Дали, развалившись в кресле, наслаждался красотой своей нимфы. Дали страшился телесных контактов, считая их слишком грубыми и приземленными, а вот визуальная эротика приносила ему настоящее наслаждение. Он мог бесконечно смотреть, как Аманда моется, поэтому, останавливаясь в отелях, они часто заказывали номера с сообщающимися ваннами.

Все шло замечательно, но, когда Аманда решила выйти из тени Дали и заняться собственной карьерой, их любовно-дружеский союз рухнул. Дали не простил ей обрушившегося на нее успеха. Гении не любят, когда что-то, что принадлежит им безраздельно, вдруг уплывает из их рук. А уж чужой успех для них - непереносимая мука. Как это можно, его "малышка" (это притом что рост Аманды - 176 см) позволила себе стать независимой и успешной! Они долгое время почти не общались, увидевшись лишь в 1978 году на Рождество в Париже.

На следующий день Аманде позвонила Гала и попросила срочно к ней приехать. Когда Аманда появилась у нее, то увидела, что перед Галой лежит раскрытая Библия и тут же рядом стоит икона Казанской Божьей Матери, вывезенная из России. "Поклянись мне на Библии, - строго приказала 84-летняя Гала, что, когда меня не станет, ты выйдешь за Дали замуж. Я не могу умереть, оставив его без присмотра". Аманда, не раздумывая, поклялась. А через год вышла замуж за маркиза Аллена Филиппа Маланьяка. Дали отказались принять молодоженов, а Гала больше не разговаривала с ней до самой своей смерти. 

Начиная примерно с 1970 года здоровье Дали стало ухудшаться. Хоть его творческая энергия и не уменьшилась, стали беспокоить мысли о смерти и бессмертии. Он верил в возможность бессмертия, включая бессмертие тела, и исследовал пути сохранения тела через замораживание и пересадку ДНК, чтобы вновь родиться. 

Однако более важным было сохранение работ, что стало его основным проектом. Он направил на это всю свою энергию. Художнику пришла идея построить для своих работ музей. Вскоре он взялся за перестройку театра в Фигерасе, своей родине, сильно разрушенного во время гражданской войны в Испании. Над сценой был воздвигнут гигантский геодезический купол. Зрительный зал был расчищен и разделен на сектора, в которых могли быть представлены его работы разных жанров, включая спальню Маэ Уэст и большие картины, такие как "Галлюциногенный тореадор". Дали сам расписал входное фойе, изобразив себя и Галу, моющих золото в Фигерасе, со свисающими с потолка ногами. Салон был назван Дворец Ветров, по одноименной поэме, в которой рассказывается легенда о восточном ветре, чья любовь женилась и живет на западе, поэтому всегда, когда приближается к ней, он вынужден повернуть, при этом на землю падают его слезы. Эта легенда очень понравилась Дали, великому мистику, который посвятил другую часть своего музея эротике. Как он часто любил подчеркивать, эротика отличается от порнографии тем, что первое приносит всем счастье, а второе - только неудачи.
В Театре-музее Дали было выставлено много других работ и прочих безделушек. Салон открылся в сентябре 1974 года и был похож не столько на музей, сколько на базар. Там, среди прочего, были результаты экспериментов Дали с голографией, из которой он надеялся создать глобальные трехмерные образы. (Его голограммы сначала выставлялись в галерее Кнедлер в Нью-Йорке в 1972 году. Он перестал экспериментировать в 1975 году.) Кроме того, в Театре - музее Дали выставлены двойные спектроскопические картины с изображением обнаженной Галы на фоне картины Клода Лорэна и другие предметы искусства, созданные Дали. Подробнее о Театре-Музее.

В 1968-1970 была создана картина "Галюциногенный Тореадор" - шедевр метаморфизма. Сам художник называл этот огромный холст "весь Дали в одной картине", поскольку он представляет собой целую антологию его образов. Наверху, над всей сценой господствует одухотворенная голова Галы, в правом нижнем углу стоит шестилетний Дали, в костюме моряка (как он изобразил себя в "Призраке сексуальной привлекательности" в 1932 году). Помимо множества образов из более ранних работ, в картине присутствует серия Венер Милосских, постепенно поворачивающихся и одновременно меняющих пол. Самого тореадора нелегко разглядеть - до тех пор, пока мы не осознаем, что обнаженный торс второй справа Венеры может быть воспринят как часть его лица (правая грудь соответствует носу, тень на животе - рту), а зеленая тень на её драпировке - как галстук. Слева мерцает расшитая блестками тореадорская куртка, сливающаяся со скалами, в которых угадывается голова умирающего быка. 

Популярность Дали все росла. Спрос на его работы стал сумасшедшим. Издатели книг, журналы, дома мод и режиссеры театров боролись за него. Он уже создал иллюстрации ко многим шедеврам мировой литературы, таким как Библия, "Божественная комедия" Данте, "Потерянный рай" Милтона, "Бог и монотеизм" Фрейда, "Искусство любви" Овидия. Он выпустил книги, посвященные себе и своему искусству, в которых безудержно восхваляет свой талант ("Дневник одного гения", "Дали по Дали", "Золотая книга Дали", "Тайная жизнь Сальвадора Дали"). Он всегда отличался причудливой манерой поведения, постоянно меняя экстравагантные костюмы и фасон усов. 

Культ Дали, обилие его работ в разных жанрах и стилях привели к появлению многочисленных подделок, что вызвало большие проблемы на мировом рынке искусства. Сам Дали был замешан в скандале в 1960 году, когда подписал много чистых листов бумаги, предназначаемых для создания оттисков с литографических камней, хранимых у дилеров в Париже. Было выдвинуто обвинение в незаконном использовании этих чистых листов. Однако Дали оставался невозмутимым и в 1970-х продолжал вести свою беспорядочную и активную жизнь, как всегда продолжая поиск новых пластичных путей исследования своего удивительного мира искусства.

В конце 60-х отношения между Дали и Галой стали сходить на нет. И по просьбе Галы, Дали был вынужден купить ей свой замок, где она много времени проводила в обществе молодых людей. Остаток их совместной жизни представлял собой тлеющие головешки бывшие когда-то ярким костром страсти... Гале было уже около 70 лет, но чем больше она старела, тем больше хотела любви. "Сальвадору все равно, у каждого из нас своя жизнь", - убеждала она друзей мужа, затаскивая их в постель. "Я разрешаю Гале иметь столько любовников, сколько ей хочется, - говорил Дали. - Я даже поощряю ее, потому что меня это возбуждает". Молодые любовники Гала нещадно обирали ее. Она им дарила картины Дали, покупала дома, студии, машины. А Дали от одиночества спасали его фаворитки, молодые красивые женщины, от которых ему не нужно было ничего, кроме их красоты. На людях он всегда делал вид, что они любовники. Но он-то знал, что все это всего лишь игра. Женщиной его души, была только Гала. 

Всю жизнь с Дали Гала играла роль серого кардинала, предпочитая оставаться на втором плане. Некоторые считали ее движущей силой Дали, другие - ведьмой, плетущей интриги...Гала управляла постоянно растущим богатством мужа с расторопной деловитостью. Именно она внимательно следила за частными сделками по покупке его картин. Она была необходима физически и морально, поэтому когда Гала умерла в июне 1982 года, художник понес тяжелую утрату. Среди работ, созданных Дали за несколько недель до ее смерти, - "Три знаменитые загадки Гала", 1982. 

Дали в похоронах не участвовал. По свидетельству очевидцев, он вошел в склеп только несколько часов спустя. "Посмотри, я не плачу", - все что он сказал . После смерти Галы жизнь Дали стала серой, все его безумие и сюрреалистические забавы ушли навсегда. То что потерял Дали с уходом Галы, было известно только ему. В одиночестве бродил по комнатам их дома, бормотал бессвязные фразы о счастье и о том, какая Гала была красивая. Он ничего не рисовал, а только часами сидел в столовой, где были закрыты все ставни. 

После её смерти его здоровье начало резко ухудшаться. Врачи подозревали у Дали болезнь Паркинсона. Эта болезнь когда-то стала смертельной для его отца. Дали почти прекратил появляться в обществе. Несмотря на это его популярность росла. Среди наград, посыпавшихся на Дали как из рога изобилия, было членство в Академии изящных искусств Франции. Испания удостоила его наивысшей чести, наградив Большим крестом Изабеллы-католички, врученным ему королем Хуаном Карлосом. Дали был объявлен Маркизом дэ Пубол в 1982 году. Несмотря на все это, Дали был несчастен и чувствовал себя плохо. Он ушел с головой в работу. Всю свою жизнь он восхищался итальянскими художниками эпохи Возрождения, поэтому начал рисовать картины, навеянные головами Джульяно дэ Медичи, Моисея и Адама (находятся в Сикстинской капелле) кисти Микеланджело и его "Снятием с креста" в церкви святого Петра в Риме. 

Последние годы своей жизни художник провел в полном одиночестве в замке Галы в Пуболе, куда Дали переехал после ее смерти, а позже в своей комнате в Театре-Музее Дали.
Последнюю свою работу - "Ласточкин хвост", Дали закончил в 1983 году. Это простая каллиграфическая композиция на белом листе, навеянная теорией катастроф.

К концу 1983 года его настроение, как казалось, несколько поднялось. Он стал иногда гулять по саду, начал писать картины. Но это продолжалось, увы, не долго. Старость брала верх над гениальным разумом. 30 августа 1984 года в доме Дали произошел пожар. Ожоги на теле художника охватывали 18% кожи. После этого его здоровье еще более ухудшилось.

К февралю 1985 года самочувствие Дали несколько наладилось и он смог дать интервью крупнейшей испанской газете "Паис". Но в ноябре 1988 года Дали положили в клинику с диагнозом "сердечная недостаточность". Умер Сальвадор Дали 23 января 1989 года в возрасте 84 лет.

Он завещал похоронить себя не рядом со своей сюрреалистической Мадонной, в усыпальнице Пуболь, а в городе, где он появился на свет, в Фигерасе. Забальзамированное тело Сальвадора Дали, облаченное в белую тунику, похоронили в Театре-музее Фигераса, под геодезическим куполом. Тысячи людей приезжали, что бы простится с великим гением. Сальвадора Дали похоронили в центре его музея. Он оставил свое состояние и свои работы Испании.

Сообщение о смерти художника в советской прессе:
"Скончался Сальвадор Дали - всемирно известный испанский художник. Он умер сегодня в больнице испанского города Фигераса на 85-м году жизни после продолжительной болезни. Дали был крупнейшим представителем сюрреализма - авангардистского направления в художественной культуре ХХ века, бывшего особенно популярным на Западе в 30-е годы. Сальвадор Дали был членом испанской и французской академий художеств. Он - автор многих книг, киносценариев. Выставки произведений Дали проходили во многих странах мира, в том числе недавно - в Советском Союзе".

"Вот уже пятьдесят лет я развлекаю человечество", - написал когда-то в своей биографии Сальвадор Дали. Развлекает и по сей день и будет развлекать дальше, если не исчезнет человечество и не погибнет под техническим прогрессом живопись.

 

Rambler's Top100

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS